Дело за малым: почему предприниматели не находят дорогу в лес

Малые формы не терпят официоза и помпезности. Успех разговора о судьбах малого лесного бизнеса, инициатором которого стал расположенный в Пушкино Всероссийский институт повышения квалификации руководящих работников лесного хозяйства (ВИПКЛХ), во многом объяснялся почти домашней обстановкой, которую удалось создать организаторам международной конференции.

Дело за малым: почему предприниматели не находят дорогу в лес

Открытый и предельно откровенный диалог возник буквально с первых минут. Казалось, что даже иностранные гости, испытывающие языковые барьеры, чувствуют себя весьма комфортно. Как стимулировать в России развитие лесного фермерства, каким образом привлечь в лесное хозяйство инициативных людей и может ли лесной сектор стать перспективной нишей для создания небольших предприятий? Именно этот круг вопросов определил главную тему разговора. Впрочем, участники конференции успели обсудить и особенности современного лесного образования, и различные модели государственного управления лесами, и роль подрядных организаций, и другие темы.

Как заманить в лес малый ?

Значение малого предпринимательства для экономики любой отрасли вряд ли можно переоценить. Именно небольшие предприятия максимально адаптированы к кризисным ситуациям и проявляют в условиях форс-мажора удивительный уровень выживаемости. Новые рабочие места, расширение ассортимента товаров и услуг, снижение социальной напряженности в лесных поселках, увеличение налоговых поступлений, – перечислила начальник управления экономики Рослесхоза Татьяна Шаханова преимущества, связанные с развитием небольших предприятий.

Однако в российском лесном хозяйстве существует множество факторов, сдерживающих проникновение «малых форм» в лесной сектор. Низкая доходность, недоступность банковских кредитов, отсутствие квалифицированных кадров, невысокий правовой уровень предпринимателей, – все это, считает Шаханова, создает в предпринимательской среде инертность и нежелание вкладывать в лесное хозяйство деньги.

Тем временем в других странах мира уже сложились механизмы поддержки малого и среднего предпринимательства, когда возможные риски государство разделяет с бизнесом. Распространение получили и лесные фермы, где бизнес ведется на сравнительно небольших территориях. В Канаде лесными фермами охвачено 3% лесных площадей, а в – 40%. При этом, как правило, лесные фермы расположены на сравнительно небольших территориях, в среднем – 3-5 гектаров.

Начальник управления экономики Рослесхоза убеждена, что в России существует обширная сфера деятельности для лесных ферм. Это производство продукции из древесины и второстепенных лесных материалов, продуктов питания на нетрадиционной базе, дичеразведение, фермерский и экстремальный лесной туризм, плантационное ягод и лекарственных растений. Помимо этого хорошим подспорьем для небольших компаний было бы размещение госзаказа на проведение работ по охране, защите и воспроизводству лесов.

Однако несмотря на то, что список направлений, которые под силу малому и среднему бизнесу довольно широк, в России предприимчивые россияне чаще всего обходят лес стороной.

Дайте землю госкомпаниям

Доклад об экономических условиях для создания малого бизнеса в лесном хозяйстве озвучила первый проректор ВИПКЛХ Надежда Ловцова. По ее словам, в 65 из 83 субъектов Российской Федерации региональная власть создала государственные коммерческие предприятия, в результате чего возникла конкуренция между подобного рода структурами и малым бизнесом. Монопольное положение бывших лесхозов, преобразованных в государственные коммерческие структуры, по оценке Ловцовой, тормозит развитие небольших частных предприятий. Объектами малого бизнеса являются подряды на лесозаготовку и лесохозяйственные работы, использование недревесных ресурсов леса, рекреация и лесное фермерство.

Какие шаги следует предпринять, чтобы перевести лесозаготовительные и лесохозяйственные работы на контрактную систему? Прежде всего, считает Ловцова, необходимо признать лесохозяйственную деятельность предпринимательством с приемкой и оплатой лесохозяйственной продукции. «Сегодня у нас этого нет. Сегодня мы платим за работу. Подготовил почву – заплатили, посадил лесные культуры – заплатили. Речь должна идти о том, чтобы платить не за работу, а за результат. Например, платить за перевод в покрытую лесом площадь», – пояснила она.

Другой важный фактор – это система лизинга. Параллельно необходимо вплотную заниматься подготовкой кадров для малого предпринимательства и постепенно избавляться от монопольного положения госструктур на рынке лесных услуг через установление конкурсных процедур. Конкурсы, пояснила первый проректор, предпочтительнее аукционов, так как создают барьеры для компаний, не обладающих для качественного выполнения работ ни техникой, ни специалистами, ни необходимым опытом. Для того, чтобы малый бизнес пришел в лесное хозяйство, необходимо отказаться от аренды лесных участков, когда речь идет о лесной рекреации.

«В мировой практике для рекреации не берут земельный участок», – напомнила Ловцова. В России рекреация зачастую приводит к скрытой приватизации лесных участков, на которых появляются сооружения, коттеджи, особняки, окруженные высоким забором. При заготовке ягод, грибов и дикорастущих растений аренда лесных участков также не является эффективной. Абсолютно бессмысленны, считает Надежда Ловцова, закрепленные в законе нормы, определяющие, что гражданин имеет право собрать не более 25 килограммов ягод и 10 килограммов грибов.

Частная собственность на лес, признала первый проректор,– вопрос дискуссионный. Существует несколько сценариев развития событий. Можно «бразды правления» полностью передать государственным коммерческим организациям, пришедшим на смену лесхозов. Другой путь, по которому пошла , когда государственные организации нанимают частный бизнес на выполнение подрядных работ. И, наконец, третий сценарий развития событий заключается в том, чтобы все работы в лесном хозяйстве передать небольшим частным компаниям.

«Становление государственных коммерческих организаций возможно только при условии законодательного закрепления за ними прав собственности на лесные участки. Экономика коммерческих организаций не может быть эффективной при предоставлении сезонных услуг. Малый частный бизнес может выполнять работы без закрепления за ним права собственности на лесные участки. Если мы хотим видеть государственные коммерческие предприятия эффективными, то за ними надо закреплять земли как капитал», – заключила Ловцова.

Оазис «малого» благополучия

Участие малого и среднего бизнеса в лесном хозяйстве России, как правило, связано с выполнением госзаказа. При этом не существует единого мнения относительно того, насколько полезна для самого леса ситуация, когда лесохозяйственные работы выполняют не традиционные специализированные предприятия, а небольшие частные фирмы. В разных регионах существует диаметрально противоположный опыт.

Судя по выступлению министра лесного хозяйства Тверской области Алексея Чернышова, малый бизнес вполне успешно может трудиться в регионе, занимающем второе место по объемам заготовки древесины в Центральном федеральном округе.

«Арендаторы не в состоянии собственными силами освоить весь доступный объем древесины, что создает определенное поле деятельности для малого бизнеса», – рассказал тверской министр. Вместе с тем он вынужден был признать, что пока малые предприятия занимают низкоценовой сегмент рынка и их роль недооценена. Арендаторы нередко вынуждены обращаться за помощью к небольшим фирмам, передавая им часть непрофильных работ.

В Тверской области, рассказал Чернышов, предусмотрены меры финансово-кредитной поддержки малого бизнеса, начиная от компенсации части затрат и заканчивая субсидированием процентной ставки по кредитам. В области небольшие частные компании довольно активно участвуют в открытых аукционах на право заключения госконтрактов по выполнению работ, связанных с охраной, защитой и воспроизводством лесов. Так, в 2012 году на аукционы были выставлены госконтракты на сумму 40,9 миллиона рублей, из которых представители малого и среднего бизнеса выиграли 4,5 миллиона рублей, или 11%.

«Среди всех исполнителей контрактов лидирующие позиции по качеству и полноте выполнения лесохозяйственных работ уже не первый год остаются за представителями малого и среднего бизнеса», – подчеркнул министр.

Это заявление вызвало необычайное оживление в зале. Участники конференции засыпали Алексея Чернышова вопросами. Многие с недоверием отнеслись к тому, что частные фирмы демонстрируют высокое качество работ. Первый заместитель директора департамента лесного хозяйства Костромской области Лариса Орлова пожаловалась, что нередко на выставленные для малого бизнеса лоты просто не находится желающих. По словам Чернышова, в Тверской области с подобными трудностями не сталкиваются.

«Едем в Тверскую область», – резюмировала общее настроение зала Надежда Ловцова.

Лесные инспекции диктуют «правила игры»

Один из самых интересных докладов сделал гость из Польши, руководитель департамента Бюро по управлению лесным хозяйством и геодезии Анджей Таларчук. Он рассказал, как складывалась система управления государственными лесами в его стране и какое место в этой системе отведено малому бизнесу.

В Польше около 80% лесов находятся в государственной собственности. Частные леса, составляющие около 19% от общей площади, скорее являются дополнением к сельскохозяйственным землям. Для управления лесфондом было создано государственное коммерческое предприятие «Государственные леса», состоящее из 430 лесных инспекций, на которые возложены контрольные функции.

Экономическое благополучие лесных инспекций, которые не финансируются из бюджета, основывается на их монопольном положении. Частному бизнесу отведена роль подрядчика. Инспекции заключают договора с подрядчиками на лесозаготовительные и лесохозяйственные работы, а затем сами реализуют древесину. В обязательном порядке лесные инспекции регулярно отчисляют 10% от своих доходов в специальный Лесной фонд, который финансово поддерживает инспекции, испытывающие экономические сложности.

Предприятие «Государственные леса», пользуясь своим монопольным положением, имеет возможность держать довольно высокий уровень цен на древесину. При этом часть своих доходов оно вкладывает в проведение лесоустроительных работ, на которые из польской казны деньги не выделяются вообще.

Анджей Таларчук рассказал, что частный бизнес старается выполнить работы на хорошем уровне. В Польше существует закон о государственных тендерах, согласно которому подрядчик, не выполнивший свои обязательства, на несколько лет лишается права участия в конкурсах.

Трезвым на весь день

Тема подготовки кадров для лесной отрасли стала центральной в выступлениях менеджера эстонского лесного колледжа Ану Вааген и ее белорусской коллеги, заместителя директора Республиканского центра повышения квалификации руководящих работников лесного хозяйства Елены Бабич. Несмотря на то, что речь шла о разных системах профессионального обучения, участники конференции были приятно удивлены достижениями как эстонских, так и белорусских педагогов.

Лесной колледж в эстонском городке Лууа в 2008 году пережил непростые времена, когда из 170 лесничеств в стране осталось только 17. После реформы лесного хозяйства Эстонии лууаский лесной колледж лишился половины своих учеников. Пришлось думать над тем, как вернуть в колледж учащихся. Очень быстро выяснилось, что в квалифицированных специалистах стали нуждаться небольшие частные компании. В колледже была запущена ставшая популярной программа по обучению тех, кто имел опыт практической работы в лесной отрасли. Другая специальная программа рассчитана на людей, которые когда-то уже проходили обучение по лесным специальностям, но в силу разных обстоятельств перешли на работу в другие отрасли.

Как отметила Ану Вааген, в лесном колледже учатся люди разных возрастов – от 16 до 72 лет. Особо много желающих научиться работать на харвестерах и форвардерах, а также стать дипломированными парковыми садовниками. В колледже есть русская группа, а среди молодых людей, осваивающих искусство управления харвестерами и форвардерами, затесалась девушка.

Лууаский колледж при подготовке образовательных программ сделал ставку на тесные контакты с предприятиями лесного комплекса. Работодатели не горят желанием тратить время на «шлифовку» молодых специалистов, а хотели бы получить готовых профессионалов. Поэтому практические занятия на действующих производствах – неотъемлемая часть обучения.

Ану Вааген процитировала одного из руководителей предприятия, который так определил главные требования к работникам: «Важно, чтобы специалист пришел на работу вовремя, чтобы он был трезвым в течение целого рабочего дня и чтобы он вечером пошел домой только со своими личными вещами». Конечно, от выпускников лесного колледжа ждут более значительных достижений. Как пояснила Вааген, в колледже особое внимание уделяют развитию различных способностей учащихся, таких, как умение работать самостоятельно, в случае возникновения нестандартных ситуаций брать на себя руководство другими, планировать свою работу на несколько месяцев вперед, ладить с коллегами и руководством.

В Голландии специально для эстонского колледжа была разработана трехсторонняя оценка уровня компетентности учеников, позволяющая довольно точно выявить пробелы в образовании. По оценке работодателей, новая система прекрасно себя зарекомендовала и позволяет серьезно поднять уровень подготовки молодых специалистов

Переподготовка с оздоравливающим эффектом

В Республике Беларусь удалось сохранить те преимущества, которыми традиционно гордилась советская система обучения. Когда Елена Бабич стала перечислять все, чем владеет Республиканский центр повышения квалификации руководящих работников лесного хозяйства, у российских коллег вырывались завистливые вздохи. Из 36,5 тысячи человек, занятых в отрасли, ежегодно через Республиканский центр проходит 3 тысячи человек. Всего же в Белоруссии повышают свою квалификацию 4 тысячи специалистов в год.

Республиканский центр имеет пятиэтажное общежитие гостиничного типа с прекрасными условиями для проживания, кафе, спортивную базу и оздоровительный комплекс. Каждый слушатель в обязательном порядке проходит медицинское обследование с проведением подробной ультразвуковой диагностики всех органов. По словам Бабич, медицинский комплекс появился после того, как в 2008 году белорусский провел обследование состояние здоровья работников лесного комплекса. Выяснилось, что существует целый ряд профессиональных заболеваний, а прелести санаторно-курортного лечения обычно минуют работников лесного сектора. Параллельно с обучением слушатели центра имеют возможность получить различные восстанавливающие лечебные процедуры, начиная от массажей и жемчужных ванн и заканчивая светолечением. «Все эти процедуры оплачивают лесхозы», – сообщила Бабич.

Ежегодно около 10 процентов работников отрасли проходят комплексное медицинское обследование.

На фоне белорусского рая жизнеописание быта китайских рабочих, занятых в малом бизнесе, показалось адом. Китаянка Хелен Пан, работающая в финско-шведской компании Stora Enso, представила ужасающую картину использования на лесозаготовках дешевой рабочей силы, когда у вальщиков нет не то, чтобы защитных касок, но даже нормальной обуви.

Бизнес по требованию

Что делать в ситуации, когда малый бизнес никак не хочет идти в лесное хозяйство? Неожиданный ответ на этот вопрос дал генеральный директор созданного 23 года назад совместного российско-финского предприятия «Ладэнсо» Николай Сенько, который убежден, что хорошего подрядчика лучше создавать своими руками.

Изначально «Ладэнсо» создавалось для отработки скандинавских технологий лесопользования в защитных лесах Приладожья. Численность работающих в «Ладэнсо» и его дочернем предприятии «Олонецлес» составляла на первоначальном этапе 600 человек. Сейчас на двух предприятиях трудится всего 120 работников. Лесозаготовка и транспортировка леса – единственные операции, которые остались за этими лесозаготовительными предприятиями. Все остальные виды работ выполняют подрядные организации.

«Это был рискованный шаг, но, учитывая опыт работы соседнего государства, мы увидели, что это эффективный путь», – рассказал Сенько.

В настоящий момент договоры заключены с 95 подрядными организациями с годовым оборотом около 1 миллиарда рублей. Николай Сенько напомнил, что компании удалось построить 1230 километров дорог. Если сейчас плотность дорог в арендованных «Ладэнсо» лесах составляет 6 километров на 1 тысячу гектаров, то к 2020 году этот показатель должен приблизиться к 10 километрам, почти как в соседней Финляндии.

Фактически, если верить Николаю Сенько, компания стала инициатором создания небольших фирм, которые в перспективе превратились в надежных подрядчиков. С ними «Ладэнсо» связывают многолетние партнерские отношения.

Как же компания переходила к подрядному способу ведения лесного бизнеса? «Поначалу было боязно», – признался Сенько. В первую очередь на подряд была переведена доставка людей к месту работы и обратно. Предложения от транспортных предприятий посыпались с разных сторон.

«Все переговоры мы вели открыто, честно, прозрачно, потому что мы понимали, что это не на один день, не на один месяц, не на один год. Мы прямо говорили подрядчику, что мы от него хотим, особенно в плане формирования цены», – рассказал Николай Сенько. По его словам, важно было не просто найти подрядчика с выгодным ценовым предложением, а выбрать такую фирму, которая бы могла оказывать услуги и параллельно развиваться. Другими словами, нужно было обеспечить подрядчику такой уровень рентабельности, который позволил бы ему инвестировать в развитие своего бизнеса. Первый «блин» оказался не комом, и область, где подрядные организации могли бы развернуться, с каждым годом расширялась.

В настоящий момент «Ладэнсо» пытается переложить на плечи подрядчиков вопросы транспортировки древесины от обочины дороги до поставщика. Фактически все виды работ, за исключением заготовки и транспортировки древесины, выполняют подрядные организации.

«Мы считаем, что это очень эффективно. Мы создавали подрядчиков сами, мы сами их рождали», – говорит директор «Ладэнсо».

Он рассказал, что подрядчикам, на которых была сделана ставка, передавалась по минимальной цене необходимая техника. Звучит фантастично, но, рассказал Николай Сенько, с руководителями подрядных организаций подробно просчитывалась затратная часть, для этого даже приглашались специалисты со стороны. «Бывало, что подрядчик нам предлагал одну цену, а мы не соглашались, говорили, что это слишком мало. У подрядчика округлялись глаза. Нам приходилось объяснять, что мы хотим иметь постоянно развивающегося партнера».

Проблемы малого бизнеса в лесном секторе России Николай Сенько видит в том, что между лесозаготовителями и переработчиками древесины не сложилось по-настоящему партнерских отношений, гарантирующих безопасное развитие бизнеса. В общем, пока крупные компании не научатся видеть в небольших фирмах деловых партеров, а малый бизнес не привыкнет смотреть на перспективу, неоправданному риску будут подвергаться и те, и другие.

Антонина КРАМСКИХ

Источник: Российские лесные ВЕСТИ

Вернуться на главную страницу

Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.

Создание и поддержка проекта МА Родемакс  |  ZooAdv - сеть баннерной зоорекламы